Успешная измена мужу с соседом

Воздух был густым и тяжелым, как обычно бывает перед грозой, а ночь окутала землю непроглядным покрывалом мрака. Еще с вечера небо заволокло свинцовыми тучами, и теперь даже неяркий свет звезд не проникал сквозь эту завесу, и вокруг было темно, хоть глаз выколи. Село готовилось ко сну, во многих дворах еще горел свет — люди спешили закончить хозяйственные дела, чтобы поскорее отдохнуть. Но на подворье Светловых было абсолютно темно, и окна их дома не светились.

Только в конце двора, где черной глыбой высился силуэт поленницы, то появлялась, то исчезала огненная точка сигареты.

«Ну, все, — думал Леха Светлов, делая очередную затяжку, — если она не придет, пока я докурю, то не стану больше ждать, пойду в дом, а то Ленка еще проснется и начнет меня искать»

«Она» — это Катька, соседка Светловых и Лехина любовница, с которой он встречался вот уже три года, сам частенько этому удивляясь. Ведь у него супруга Ленка, которая и умней, и красивей Катьки, которую он любил, да и в постели она была лучше. И сам Леха — нормальный мужик, не пьяница, не гуляка. Ну, конечно, не без того, чтоб при случае вильнуть налево, но все это так, эпизоды. А чтобы вот так заводить постоянную любовницу… Нет, этого он делать не собирался, однако так и получилось.

А началось все на шумной деревенской свадьбе, куда Светловых пригласили, равно как и их соседей. Катька сама на него повесилась, целый вечер не отходила ни на шаг, оказывала всевозможные знаки внимания, делала недвусмысленные намеки. Леха поначалу воспринимал все это без особого интереса. Он знал, что Катька — баба темпераментная, а муж ее гораздо больше внимания уделяет бутылке, чем жене, поэтому и не осуждал ее и даже в некоторой степени жалел. Но чем больше он в тот вечер выпивал, тем приятнее ему становилось Катино внимание, тем меньше противился ее приставаниям. И, в конце концов, Леха не выдержал и поддался подхлестнутым алкоголем желаниям. Пока Ленка танцевала, он вывел Катьку за двор и прямо на улице, на соседней лавочке, без особых прелюдий поимел от души.

Утром ему было немного стыдно, и он даже жалел о случившемся, но так, чуть-чуть. Все-таки это было приятное приключение, хотя повторять его он не собирался. Вскоре Леха и думать забыл о Катьке, пока однажды не увидал, как она, низко наклонившись, пропалывает на огороде кукурузу. Эта поза сразу напомнила ему о происшествии на лавочке. Ему вспомнилось, как сладко стонала соседка, как двигала задом, и от этих воспоминаний Леха так возбудился, что совершенно потерял голову и решился на безумный шаг. Он схватил тяпку и быстренько вышел на огород, но, подойдя к соседке поближе, сразу, же отбросил орудие труда в сторону, а сам схватил Катьку и завалил в кукурузу.

— Ой, ты чего?! — испугалась было Катерина, но тут же обмякла, когда его руки по-хозяйски облапили ее крепкий зад, а губы впились в шею.

Он задрал и без того не сильно длинный халатик, стянул ее трусы и стал расстёгивать ширинку. Вот ведь деревенская вроде баба, на огород вышла — а труселя-то с кружавчиками! Как готовилась…

Катька сама все поняла и, хитро глядя Лехе в глаза, расстегнула пуговки на халатике, показав свои крепкие и полные груди, затянутые в такой же кружевной лифчик. Леха с утробным рычанием впился меж грудей, нашаривая руками под халатом застежку мешавшего ему предмета гардероба, и через пару секунд уже засасывал соски любовницы, а Катька цеплялась руками за стебли кукурузы и постанывала. Ей нравилось, что ее вот так вот без особых прелюдий берут прям в огороде.

Наигравшись с сиськами, Леха приставил головку мощного своего ствола к розовой дырочке Катюхи и резко вошел, одним ударом заколотив свой гвоздь в ее нежное нутро. Катька сдавленно взвыла, изогнулась дугой, но он держал ее крепко и пошел трамбовать девичье естество так, будто бабы полгода не видовал. Что это было за наваждение — он и сам сказать бы не смог. Катька сдавленно пищала что-то, закусив губу, а он мял ее груди да знай, заколачивал свой кожаный болт в ее гаечку.

Скоро ему это поднадоело и он перевернул ее на живот, поставив рачком. Ему предстал на редкость гладенький анус, хотя даже у его супруги в этом месте нет-нет, да и пробивалось немного растительности от срамного места. Поводив членом по ее киске, он погрузился в нее, ощутив, как желала продолжения Катюха, но передумал и, харкнув прямо в коричневую дырочку, направил член туда.

— Не-не-не, не туда!! Ай, ты куда?! Ой, больн… мгм… мхф… — замычала Катька, когда он навалился на нее всем телом, загоняя своего дурашку в ее тугой анус до самых своих яиц, а ей закрыв рот ладонью. Он тяжело дышал ей в затылок, иногда облизывал девичье ушко или шею, а сам уверенно двигал туда-сюда своим членом в ее сладкой попке.

На глазах Катерины выступили слезы — все же такой вид секса был для нее в новинку, член у парня был более чем крупный и ее, по сути, жестко насиловали в собственном огороде. Поняв, что девица не очень рада, Леха переместил руку ей под живот, погладил гладенький, идеально выбритый лобок и погрузил два своих пальца в ее мокрую щель. Клитор нащупал сразу. Чередуя ласки рукой с глубокими проникновениями члена в ее жопу, Лешка стал доставлять девице удовольствие. Уж в этом он был мастер — жену он доводил пальцами за несколько минут, а неопытная и явно разгоряченная Катюха потекла еще сильнее и сама начала подмахивать его руке, одновременно насаживаясь попкой на кол.

Он убрал руку от ее губ и никаких криков не последовало — только вожделенный стон сквозь уже высыхавшие слезы боли.

— М-м-м… да… мой хороший, нны! — стиснув зубы, она вдруг задергалась и Леха почувствовал, что его член сжало будто тисками и, сделав несколько встречных движений, стал кончать ей прямо в прямую кишку. Обмякнув, девка лежала, не шевелясь, придавленная Лехой, отходившим от яркого оргазма. Он сполз на бок, член, чавкнув, выскользнул из девичьего ануса. Парень залюбовался результатами своего адюльтера: аккуратная дырочка с пятирублевую монету, чуть покрасневшая, с которой густыми плевком потекла его сперма. Он звонко шлепнул Катерину по заднице, от чего она вздрогнула и неуклюже повернулась боком, ощупывая свой «задний ход».

— Ты животное! Чуть не порвал… болит все! Кобель… скотина! — она пыталась говорить это рассержено, но в чуть влажных глазах сверкали искорки влюбленности.

— Да ладно, тебе понравилось — кончала, как из шланга! Вся рука мокрая, — показал ладонь Алексей.

— Какая же ты скотина! — нежно сказала Катька и вдруг прижалась к нему всем телом, игриво качнув голыми грудями, едва прикрытыми халатом.

— Хорошо, я скотина! — согласился Леха, заваливая ее в кукурузу вновь…

С тех пор они стали встречаться постоянно, по большей части здесь, на огороде. И, что самое удивительное, никто ничего не заметил, не даром ведь говорят, что самое темное место под фонарем. У них завязался самый настоящий роман, и поначалу Лехе это даже нравилось. Это было так необычно, ново, возбуждающе, а боязнь быть застигнутыми врасплох только усиливала ощущения. Его тянуло к Катьке, хотя любил он только свою жену — в этом Леха ни на секунду не сомневался. А вот Катька по-настоящему в него втюрилась и постоянно донимала разговорами о любви, хотя ни разу не попыталась увести его из семьи или уйти от мужа.

В постели он приучил Катерину к аналу. Почти каждую встречу, помимо традиционного секса, он обязательно дрючил ее в жопу. И чем грязнее была эта случка — тем большее ему, да ей, это доставляло удовольствие. Любимое дело — на огороде, положив Катерину лицом в землю и грубо имея ее крепкий зад. Потом был сеновал, сарай, садок ночь… все акты оканчивались одинаково — Катька кончала от руки Лехи, пока его член гулял уже в порядком ставшей просторной для него жопе.

Жена не особо жаловала такой вид секса, пуская его в зад только по большим праздникам — сказался первый неудачный опыт, когда пьяный и неопытный Леха чуть-чуть ее надорвал, зато обожала минет, а вот Катька прикасаться губами к его члену наотрез отказалась.

Но постепенно отношения эти стали Лехе надоедать, а однажды, когда Ленка с детьми уехала на три дня в гости к сестре, а Катькин муж укатил на пару суток с мужиками на рыбалку, они провели эти дни и ночи вместе, вылезая из постели лишь по крайней необходимости. Литр самогона на двоих сделал свое дело, и в первую из ночей у них было все — и минет, и поза 69, и легкий БДСМ. В какой-то момент Катька, связанная по рукам и ногам, вновь насаженная жопой на его член, заорала не своим голосом и, брызнув целым потоком, потеряла сознание. Деревенский парень слышал о таком, но вживую видел впервые… Их распутство продолжалось еще долго, но это пресыщение окончательно разочаровало Леху в Катерине, он понял, что, кроме секса, их больше ничего не связывает, ведь в перерывах им даже поговорить было не о чем.

Леха решил порвать всякие отношения с соседкой, стал избегать ее, а когда она однажды все-таки поймала его и ему пришлось выяснять с ней отношения, он прямо заявил, что их встречи были ошибкой и продолжать их нет смысла. Катька разревелась, даже устроила скандал, но он оставался непреклонен и решения не изменил.

Через пару месяцев начал подумывать о том, что зря бросил Катьку и что неплохо бы с ней помириться. Но Катерина на мировую идти не хотела, как он ее не уговаривал, слишком уж обиделась она на соседа. Отказ только разгорячил Алексея, и он воспылал к Катерине настоящей страстью. Стремясь добиться ее во что бы то ни стало, он улучил момент, когда она осталась дома одна, и прямо посреди дня вошел к ней в дом и набросился, как дикий зверь.

Катька отбивалась и сопротивлялась, и ему пришлось взять ее силой — как тогда, на огороде. В этот раз он имел ее на кухне, заломив на стол и смазав ее попку подсолнечным маслом. Катька, как обычно, кончила от его руки два раза, а Леха, залив ее истосковавшийся и уже успевший сузиться анус спермой, ушел, получив полное прощение, и с той поры больше не порывался избавиться от этой пагубной страсти, хоть иногда у него и мелькали такие мысли. Тем временем муж стал что-то подозревать и пообещал убить Катьку, если вдруг заметит ее на измене.

Но, несмотря на страх, встречаться с соседом она не прекратила, хотя теперь это и было затруднительно. Вот потому-то и сидел сейчас Леха в темноте и ждал Катьку, которая обещала сегодня прийти. Он затянулся в последний раз и отбросил окурок далеко в сторону. Ну, вот и все, она не пришла, пора идти домой. Вдруг со стороны огорода послышался шорох крадущихся шагов, а затем раздался тихий голос:

— Леш, ты здесь?

— Здесь я, иди сюда, — обрадовано прошептал Алексей.

Прошло несколько секунд, и вот он уже держит в объятиях горячее Катькино тело.

— Я на одну минутку, — проговорила Катька.

— Сегодня у нас ничего не получится.

Мой опять напился и стал приставать, чтобы я ему призналась, целый вечер покоя не давал. Я сказала, что иду доить корову, а сама сюда, предупредить, чтобы ты напрасно не ждал.

Леха по-настоящему расстроился, он не имел Катьку уже целую неделю, и вот она в его руках, а надо отпускать.

— Ну, ладно, я пошла, пока, — сказала Катька и потянулась, чтобы поцеловать его на прощанье, но Леха вдруг сгреб ее в охапку и впился жгучим поцелуем, одновременно шаря руками под легким ситцевым сарафаном.

— Ой, что ты, отпусти, сейчас нельзя, потерпи до более подходящего случая, — пыталась вырваться Катька.

— Да, конечно,- отвечал Леха дрожащим от возбуждения голосом, — только поцелуй меня еще разок.

— Хорошо, — согласилась Катерина и допустила ошибку, потому что, когда они слились устами на этот раз, ее охватило не меньшее возбуждение, чем Леху, и теперь сопротивляться у нее не было ни сил, ни желания.

А Леха, заметив это, времени даром не терял. Он лихо стянул с соседки трусы, развернул ее задом, заставив опереться руками в поленницу. Сдерживая стоны, они задвигались во все ускоряющемся ритме — как обычно, он засадил ей для разминки в киску, а мысленно уже готовился перейти к своему любимому туннелю.

Любовники помнили о том, что сейчас не время растягивать удовольствие и дорога каждая секунда. Через мгновение член, смазанный лишь соками и скупым плевком, влетел в Катькин зад, а сама она сдавленно засипела от приятных ощущений и мастерской руки любовника.

Первой закончила Катька, сразу же обмякнув, а следом за ней и Алексей излился в ее шоколадную дырочку, смакуя, как все еще крепкие, несмотря на регулярный трах, стены ануса выдаивают его приятеля. Но едва лишь он исторг из себя последние капли, как с соседнего двора послышался сердитый голос: «Катька, ты где? Катерина?» Соседка пулей слетела с Лехиного дрына и скрылась во тьме, а он остался в гордом одиночестве. Катька едва лишь успела вбежать в сарай и схватить корову за дойки, как туда вошел ее муж.

— Ты че не отзывалась?

— Уйди, видишь, я занята, — огрызнулась Катерина, а у самой аж сердце в пятки ушло, особенно когда она ощутила вытекавшую на сарафан сперму из не успевшего закрыться ануса.

«Хорошо хоть не обделалась» — с каким-то нервным смешком подумала Катька.

Сегодня они с Лехой лишь чудом избежали разоблачения, впредь нужно быть более осторожными. Такая вот нелегкая штука эта запретная любовь… все через задницу!

Author: drochka-24x7